Егор Воронков: «Витязь» — мой родной клуб, Подольск – мой город!»

0
57

Егор Воронков: «Витязь» — мой родной клуб, Подольск – мой город!»

Сегодня 09:25

Подольчанин, воспитанник СШОР «Витязь», 300 матчей за «Витязь» в КХЛ – всё это про защитника Егора Воронкова. С Егором мы знакомы давно, когда он начинал свой путь в основной команде, я как раз переквалифицировался из большого любителя хоккея в журналиста. Можно сказать, вместе начинали! Поэтому в ноябре у нас было не большое интервью, а скорее просто дружеская беседа. Мы обсудили и «Витязь»-1997, и проблемы детско-юношеского хоккея, и его опыт участия в двух МЧМ, и тренеров «Витязя», и текущий сезон, и многое-многое другое.

— В шесть лет ты переехал в Подольск из Калуги и сразу же пошел в хоккейную секцию. Что тебя сподвигло на этот шаг? Может быть, ещё в Калуге думал об этом, родители повлияли?

— Да, мой переезд совпал с тем возрастом, когда надо было идти в школу. В обычную школу я пошел в Подольске, мне тогда было шесть лет. Как-то раз мы ехали с родителями по Подольску на машине, и я увидел ледовый дворец «Витязь». Было темное время суток, и он подсвечивался синей подсветкой. Очень яркое для меня воспоминание! Громадное сооружение, ещё и находящееся в классном месте, окруженное высокими соснами. Я был очень впечатлен и родители решили попробовать. Купили мне коньки и отвели на хоккей. Так и начал потихоньку заниматься.

 Егор Воронков: «Витязь» - мой родной клуб, Подольск – мой город!»

— Получается, что в Подольске ты живешь уже 18 лет и столько же в системе «Витязя». Чувствуешь себя подольчанином (улыбаюсь)?

— Да, 100%. Подольск – это мой родной город.

— Если вспоминать «Витязь»-1997, то первым делом на ум приходите ты, Михаил Епишин и Артем Иванюженков. Остальные ребята в КХЛ так и не заиграли. Кого бы ты вспомнил в первую очередь, кто был прямо очень талантлив, но, к сожалению, пока не реализовал себя во взрослом хоккее?

— В нашей команде было много очень талантливых ребят. Многие тогда вызывались в сборные России U16 и U17. Можно сказать, что я не был на ведущих ролях до определенного этапа. Мне кажется, у всех могло получиться заиграть на высоком уровне в той или иной степени. Но у нас очень тяжелая эта ступень перехода из детского хоккея даже в молодежный, я уже не говорю про взрослый. Тяжело перешагнуть, я считаю у нас масса проблем в хоккее именно в этом аспекте. В итоге, как получилось, так получилось. Я думаю, все ребята нашли себя в жизни. К сожалению, не получается постоянно поддерживать контакт с ними, но, думаю, спорт помог им в дальнейшей жизни.

— В выпускной год лучшими бомбардирами, по-моему, были Валерий Бочкарев и Иван Бондаренко?

— Да-да. Валера Бочкарев – это мой очень хороший друг. Мы с ним до сих пор общаемся. У Вани Бондаренко был невероятный талант. Вот про него могу сказать, жалею, что он не заиграл. Насколько я помню, он поехал в детские и молодежные лиги США, после этого я долго о нем ничего не слышал (Иван несколько лет провел в молодежных лигах США – NPHL, NAHL, WSHL; так и остался за океаном и сейчас играет в SPHL за команду «Пенсакола Айс Флайерс» — прим. авт.). У Валеры тоже большой талант, и он хотя бы поиграл в ВХЛ. Сейчас, к сожалению, ищет новую команду (Валерий уже нашел команду, перед новым годом он подписал контракт с ХК «Рязань», успел провести два матча, в которых отдал две голевые передачи – прим. авт.). Уверен – найдет и у него все будет хорошо в хоккейном плане. Он классный центральный – хорошие руки, здорово видит площадку, настоящий плеймейкер.

— На твой взгляд, в чем именно самая большая сложность перехода в молодежный хоккей? Про взрослый я даже не говорю…

— В том, что многие тренеры и руководители воспринимают молодежный хоккей через призму того, что результат им нужен здесь и сейчас. Не смотрят на перспективу, не смотрят на ребят, которые действительно могут играть, понимают игру, читают её. Тренеры не правильно расставляют акценты, не уделяют должного внимания именно развитию на перспективу. А ведь она должна быть всегда, как и свободная конкуренция. Но нельзя списывать со счетов ребят, которые в определенном возрасте или моменте выглядят чуть похуже сверстников. Наоборот, ими надо заниматься, развивать их. А у нас даже в детских школах люди думают о каком-то результате. Какой может быть результат!? У вас дети просто приходят играть в хоккей! Позапрошлым летом я ездил в Швецию на сборы перед сезоном и видел, как у них дети играют в хоккей. Как там, в целом, относятся к занятиям детей в хоккейных школах, как родители к этому относятся. Там для всех каждое занятие или игра – это праздник, развлечение. Они приходят, как будто просто поиграть в песочнице. Все счастливы, несмотря на результат. И мне кажется, что такое отношение лучше для развития юных хоккеистов, чем зацикливаться на результате, когда тебе восемь лет всего. У нас все это строится немного по-другому. Повторюсь, и в детском хоккее, и в молодежном, ребятами надо заниматься и относиться к ним более внимательно.

— При этом, именно у тебя довольно легко и быстро получилось закрепиться даже не в молодежном, а во взрослом хоккее! Ты в восемнадцать лет, в первом же сезоне провел 41 матч в КХЛ за основу!

— Я бы не сказал, что легко. В моих глазах – совсем не легко (смеемся)! Для меня это был очень тяжелый этап в карьере, но, слава Богу, все получилось.

 Егор Воронков: «Витязь» - мой родной клуб, Подольск – мой город!»

— И все же, в 18 лет ты провел полноценный сезон в КХЛ. Тогда главным тренером был Олег Олегович Ореховский, сам в прошлом классный защитник. Он помог тебе освоиться, поверил в тебя?

— Да, Олег Олегович очень мне помог тогда.

— Недавно мы с тобой выяснили, что ты не помнишь свою первую игру. Я посмотрел и могу теперь напомнить. Дебютировал ты 26 августа 2015 года в домашнем матче против Новокузнецка, и провел на площадке целых минуту и 54 секунды (улыбаюсь). А есть какой-нибудь самый запоминающийся матч за «Витязь»?

— Больше всего запомнился первый матч серии с ЦСКА в кубке Гагарина 2018/2019. Первое, что попадает на ум, все сложилось. И в плей-офф играть очень классно, и ту встречу я провел достаточно хорошо, вышел весь на эмоциях и мне понравилось, как я сыграл. Вообще, всегда приятно играть против очень сильных, выдающихся команд. Такие игры всегда запоминаются.

— Правда, результат не всегда положительный в таких матчах (улыбаюсь)…

— Результат, да, не всегда (смеется). 0:4 тогда проиграли.

— Благодаря постоянной игре в КХЛ, ты поучаствовал сразу в двух МЧМ (2016 и 2017). Те первенства, до сих пор самые яркие воспоминания в карьере?

— Да, несомненно – самое-самое яркое. На втором как раз и с Юрием Ивановичем Бабенко там впервые встретились, он помогал Валерию Николаевичу Брагину. Особенно второй запомнился, конечно. На первый было очень тяжело пробиться. В тот год в команде был очень большой выбор защитников. И только благодаря постоянной игре в КХЛ я был вызван на сборы перед чемпионатом и сумел выиграть конкуренцию. В итоге, мы заняли второе место, уступив в финале Финляндии. Та игра запомнится на всю жизнь. К сожалению, мы в ней проиграли.

— Долго отходил от того поражения (россияне сравняли счет за 6 секунд до конца основного времени, но в овертайме все-таки уступили хозяевам – 3:4 – прим. авт.)?

— Я помню, что как только вернулся домой, сразу слег с большой температурой. Честно говоря, сил вообще не осталось. Два дня ходил как в космосе, внутри меня вообще ничего не было, а потом 39 температура и я заболел на неделю. Только после этого начал потихоньку приходить в себя.

— На следующий год был не менее эпичный полуфинал против американцев (сборная России уступила только в серии буллитов, а итоговый счет вновь был 3:4 – прим. авт.)… Тем более, что ты уже гораздо больше времени проводил на льду. Например, в том самом полуфинале – более двадцати минут. В сумме второй чемпионат больше запомнился?

— (смеется) Дааа… К тому же МЧМ-2017 проходил в Канаде, и там было очень прикольно, очень много эмоций. Эти невероятные арены – «Белл-центр» в Монреале и «Эйр Канада-центр» в Торонто. Атмосферу в них невозможно передать словами. Если ты хоть как-то связан с хоккеем, то, при возможности, стоит там побывать. Посмотреть на весь этот антураж, на эти города и людей. Невероятные эмоции! При этом, я чувствовал себя уже лидером команды и должен был играть соответствующе.

 Егор Воронков: «Витязь» - мой родной клуб, Подольск – мой город!»

— Кто-нибудь из соперников запомнился на тех МЧМ? Было такое, что ты увидел кого-то и подумал: «Да, вот это точно звезда растет»?

— На первом мне очень понравился защитник Зак Веренски, у финнов была классная команда: Лайне, Ахо, Пульюярви, у шведов были братья Нюландеры. Я, конечно, на защитников больше обращал внимание. Поэтому на втором выделю канадского защитника Шабо.

— Долгие годы идут споры – нужно ли проводить матчи за третье место. Вы тогда, после поражения в ½ финала, как настраивались на матч за третье место? Как считаешь, нужны ли эти игры за бронзовые медали?

— 100% нужны! В нашей команде все были такого мнения, что лучше выиграть матч за третье место, чем проиграть в финале. Выигрывать всегда приятней. Мы тогда обыграли шведов 2:1 и все-таки закончили турнир на позитивной ноте, подняли себе настроение! Поэтому, я считаю, что нужны.

— Стабильное место в основном составе «Витязя», две медали МЧМ – все это к двадцати годам. Казалось, что ты и дальше будешь развиваться семимильными шагами. Но потом твой прогресс был не так быстр, как ожидалось. Как думаешь, с чем это связано?

— (вздыхает) Мне кажется, нужно было уделять больше внимания собственному развитию. Больше думать о том, что надо делать в каждой игре, на каждой тренировке. Понимать, что ты уже не молодой, а начинаешь взрослеть и стараться каждую игру делать не только то, что у тебя уже получается, а пробовать что-то новое, закреплять это. А я как-то, можно сказать, не думал об этом. Ведь вроде все и так идет хорошо, играю в первой команде. Честно скажу, наверное, немного снизил требовательность к себе. Просто какой-то период плыл по течению, и упустил драгоценное время. Вместо того, чтобы думать о том, каким я хочу стать хоккеистом, что я хочу от себя дальнейшем, думать о будущем. Преодолеть тот этап мне очень помогли легионеры. Последние годы я стараюсь чаще обращать на них внимание, как они относятся к игре. Большинство из них в первую очередь думают о том, что им нужно улучшить в собственной игре, как принести этим пользу команде, сколько я хочу набирать очков, какое место занимать в команде и т.д. Развитие – это самое главное. У хоккеиста не так много времени для этого, карьера быстро пролетает. Мне скоро 25 лет, а кажется, что только вчера с Юрием Ивановичем с МЧМ вернулись. Когда понимаешь, что теряешь время, становится не по себе. Поэтому начинаешь больше ценить время, по-другому к нему относиться и стараешься прогрессировать из игры в игру.

— Ты это делаешь. Например, позапрошлым летом ездил на сборы в Швецию, что бы улучшить свое катание – один из важнейших навыков в современном хоккее. Можешь рассказать подробней? Почему именно туда, с кем занимался, над чем именно работал?

— Там большая организация по работе с хоккеистами. Я написал ребятам из нее, они ответили. Я приехал к ним, они выделили мне индивидуального тренера. Я и ещё пара шведских ребят очень много занимались с ним над катанием, над владением шайбой, над разворотами, поворотами именно с шайбой. Там все упражнения были с шайбой. Т.е. просто катанием ты можешь заниматься сколько угодно, и оно станет отличным, но когда шайбу берешь, уже совсем всё по-другому. После этих занятий я уже на предсезонке ощутил очень большой прогресс в своих движениях на льду, но этим надо заниматься постоянно.

— Какая следующая цель? Над чем ещё хочешь поработать в первую очередь?

— Хочу поработать над своим броском. Я уже этим летом уделял ему очень много внимания, но пока этого мало, а потому буду и дальше над ним работать. Так же хочу поработать над техническими основами, это надо будет делать перед сезоном, потому что потом нас начнут «гонять по физике». Хочу стать более универсальным защитником, который может и в обороне хорошо сыграть, отобрать шайбу, и впереди поддержать атаку, сыграть как нападающий. Хочу добавить в атаке, чтобы совершать больше результативных действий на пользу команде.

— В УТЦ «Витязь» как раз бросковую зону открыли. В твоем детстве о таком и мечтать было нельзя! Ходил туда?

— Кстати, мы с ребятами ее и открывали. Пару раз ходил туда потом. Если бы в нашем детстве в школе была такая бросковая зона, как сейчас, мы бы оттуда не вылезали! Я помню, мы зимой перед тренировками ходили бросать шайбу на улицу перед дворцом, вытаскивали ворота туда. Сейчас летом я тренируюсь в комплексе «Южный лед». Там очень удобно и работают мои знакомые тренеры.

— После того, как поработал над катанием, заточку коньков менял? Радиус канавки, радиус лезвия?

— Я достаточно давно поменял сами лезвия, теперь использую финские, а заточка у меня осталась вполне стандартной. Хочется сказать про другое – качество льда. В Швеции был просто изумительный лед. Хоть как ты наточи коньки, он классно обыгрывается, классно держит тебя, шайба по нему прямо скользит. Одно удовольствие заниматься на таком льду. У нас в России почему-то такого почти не встретишь. Я не знаю, почему КХЛ не может это контролировать, сделать всем одинаковый лед. Да и борта у всех разные, почему нельзя привести к единому стандарту все площадки в Лиге? Что там говорить, у нас даже размеры площадок разные у всех. Я не знаю, почему так. Конечно, ты не обращаешь на это внимания во время игры, но если задуматься, то это вызывает вопросы.

— Каково в 24 года чувствовать себя одним из главных старожилов команды?

— Я не знаю (улыбается). Не то, чтобы я не считаю себя старожилом. Просто я ко всем ребятам в команде отношусь спокойно, нормально. Себя не возношу, типа я старожил или что-то подобное. Мы просто все общаемся. Тем более команда постоянно обновляется, всегда много новых знакомств и я им рад. Получаю удовольствие от общения, от того, что нахожусь в этой команде, и каждый день занимаюсь любимым делом.

— Но от этого тоже никуда не деться, ведь ты провел за «Витязь» уже 300 матчей…

— Я очень это ценю и отношусь к этому очень серьезно. Могу в раздевалке что-то сказать, когда нужно. Здорово, что я провел уже столько матчей за родной клуб, но я не придаю этому какое-либо сврехзначение.

— Давай тогда немного повспоминаем. Сегодня уже затрагивали тему легионеров, за то время, что ты играешь, их сменилось уже приличное количество. Кто был самым веселым, компанейским, обрусел больше всех?

— Не знаю… Честно? Их было столько, что я сейчас их и не вспомню всех (смеемся)! Обычно они всегда и общаются, и ходят друг с другом. Особенно в первое время. Потому что у нас некоторые ребята не знают английский язык, поэтому иностранцам приходиться держаться друг с другом. Сейчас у нас классная компания легионеров подобралась. Они общаются абсолютно со всеми в команде, постоянно улыбаются.

— А со странностями были (улыбаюсь)?

— Нет. Вот, «закрытые» были. Они особо ни с кем не общались. Возможно, это было связано с тем, что им тоже тяжело. Особенно, когда одни из своей страны. Часто ведь бывает, что у нас, например, три финна и один канадец. Ему, конечно, тяжело бывает. С нами не может пообщаться, финны в своей компании, и бывает, что ребята закрываются. И это не очень хорошо, это на них давит.

— А у тебя как с английским языком?

— Частенько играю с иностранцами в пятерке, поэтому изучаю именно хоккейную терминологию и стараюсь больше с ними разговаривать. Немного объясниться смогу, и ребята понимают.

— Из россиян кто был настоящим лидером раздевалки? Прямо вот настоящий вожак.

— Макс Афиногенов. Сейчас Федор Малыхин хорошо справляется со своими обязанностями капитана. Александр Сёмин, конечно, был более закрытым, но он был лидером на площадке, когда забивал очередной красивый голешник (смеется). Все стараются-стараются, ничего не получается, Александр выходит и как рукой шайбу в ворота положит.

— Правда, был и побочный эффект. Он мог так выйти и «привезти» в свои ворота или штраф получить…

— И такое случалось – это две стороны одной медали. Мне кажется, не получится всегда забивать невероятные голы и при этом ещё и не ошибаться. Ошибки будут всегда.

— Какой тренер «Витязя» сыграл наибольшую роль в твоей карьере? Больше всех помогал, подсказывал и т.д.?

— Все по-своему хороши, у них у всех есть своя изюминка. Олег Олегович Ореховский – твердый, с характером, очень справедливый, дисциплинированный. Валерий Геннадьевич Белов – он очень хорош в технико-тактических действиях, может построить команде систему, которая будет работать беспрекословно. Особенно он хорошо знает, как поставить игру в обороне. Он зону обороны раскладывал «от и до», каждый четко выполнял свою функцию, и благодаря этому мы выигрывали у очень сильных соперников со счетом 2:1, 1:0. Михаил Григорьевич Кравец – дал нам всем раскрепоститься, особенно, в первом сезоне. Дал больше возможности ребятам играть, взаимодействовать, получать удовольствие от хоккея. И тогда команда расцвела – 10 побед подряд. Да и весь тот сезон получился запоминающимся. Юрий Иванович Бабенко – очень понимающий тренер. Он может разложить каждый игровой момент, что бы все четко понимали свои функции на льду, не закрепощает ребят. Всегда о нас заботится и думает о каждом игроке. Они все хороши по-своему. Мне повезло со всеми, кого я повстречал, от каждого я взял что-то свое. Со всеми было здорово работать.

— А если вернуться к твоему первому сезону в 18 лет, кто из партнеров больше всего помогал освоиться в главной команде?

— Никита Выглазов! В принципе, все ребята были понимающие. Но и было много таких моментов, когда надо было ставить себя в команде, конкурировать – это тоже тяжелые моменты для молодого хоккеиста. Правда, я к этому как-то спокойно относился.

— Перейдем к делам нынешним (разговор состоялся в ноябрьскую паузу на Евротур – прим. авт.). А они у нас, к сожалению, печальны. Когда Юрия Ивановича только назначили, я разговаривал со многими людьми, кто с ним раньше работал. И все говорили, что это очень тактически подкованный тренер, что на тренировках он чуть ли не за руку водит игроков по площадке, показывая, как надо действовать. Почему пока не получается показать все это в матчах и чаще достигать положительного результата? И это при том, что по крайней мерев первой половине сезона «Витязь» показывал самую симпатичную игру за много-много лет…

— Чаще всего нам не хватает одного гола. Думаю, все вот так вот просто. В первой части сезона мы проиграли по делу не более пяти матчей. В остальных случаях мы всегда играли более-менее нормально. Мы всегда стараемся держать инициативу. Мы очень много проиграли на последних минутах, из-за какого-нибудь удаления или глупой ошибки из ничего. Нам просто нужно чуть-чуть повнимательней сыграть в обороне, не пропустить вот этот лишний гол, а свой забить. Повторюсь, нам очень часто не хватает буквально одного гола. У нас легионеры хорошо играют, забивают. Да, были матчи, когда нас «возили» и полностью переигрывали, и за них нам прощения нет. Но в большинстве случаев мы показывали симпатичную игру.

— В чем Юрий Иванович тактически поменял игру по сравнению с прошлым сезоном? На мой взгляд, изменения кардинальные. Мы не отбрасываемся даже под сильным давлением, мы с шайбой стараемся войти в чужую зону, а не через вброс…

— Мы стараемся не отбрасываться, лучше распоряжаться шайбой. Да, не всегда это получается, но мы хотим играть более конструктивно при прохождении средней зоны. Правильно идти в давление, чаще всего это давление одним игроком. Нам объясняют, как правильно строиться в своей зоне, чтобы более эффективно отбирать шайбу. К сожалению, этот момент тоже не всегда получается, и возникает неразбериха. В целом, мы стараемся больше играть с шайбой и брать инициативу в свои руки. От этого бывают ошибки. От них никуда не уйдешь, но мы акцентируем внимание на том, что бы захватить инициативу.

 Егор Воронков: «Витязь» - мой родной клуб, Подольск – мой город!»4

— В своей зоне «один в один» играем?

— Не совсем, гибрид. Мы с тренерским штабом очень много разбираем нашу игру в обороне, после каждой игры. И пришли к выводу, надо играть именно так. Стараемся играть «каждый с каждым», но в некоторых моментах, особенно возле синей линии, передаем игроков друг другу. У нас было очень интересное собрание, когда сами игроки «выходили к доске» и разбирали каждый момент. Юрий Иванович хочет видеть от нас желание учиться. Если мы что-то не понимаем, он хочет видеть от нас вопросы, чтобы мы все вместе принимали участие в разборе тактических моментов нашей игры. Это очень важно, что бы каждый понимал, что от него требуется!

— Без шайбы в первой части чемпионата чаще играли 1-2-2, а при изменении в счете в нашу пользу переходим на 1-3-1?

— Да, но сейчас, после паузы (напомню, беседа состоялась в ноябрьской паузе на Евротур – прим. авт.), будем больше играть именно 1-3-1. Но в нем тоже каждый отвечает за своего игрока.

— А что самое сложное, на твой взгляд, в исполнении 1-3-1?

— Подкатиться под игроков из глубокого раската соперника. Главное хорошо попасть в тайминг, чтобы защитник соперника не смог сразу начать атаку, тогда атака соперника сразу разрушается. Но для этого вся наша пятерка должна действовать очень мобильно и организованно. Каждый должен успеть подхватить своего игрока, и тогда защитнику оппонентов остается только вбрасывать шайбу в нашу зону. Если же не успеть правильно построиться, то у соперника может легко пройти опасная атака с ходу.

— Среди болельщиков бытует мнение, что Юрий Иванович слишком мягкий тренер и игрокам не хватает хороших пилюлей, чтобы как раз забить этот недостающий гол…

— Все относительно. Сейчас болельщики говорят, что не хватает жесткого тренера. Будет жесткий, будут говорить, что через чур. Как всегда, у медали две стороны. Будет очень жесткий тренер – многие хоккеисты начнут закрепощаться. Да и «мягкость» Юрия Ивановича – это заблуждение. Он может быть жестким, и наорать может, когда надо. Мне вот в последней игре жестко досталось (улыбается)!

— Летом мне все только и говорили о тяжелейшей физической подготовке. Ты как оценишь? Очень тяжелая или обычная?

— Было очень тяжело, но нормально (смеется). Действительно, было тяжело, но мы выдержали. Все мышцы болели, неприятно бегать каждый день, но лично мне это дало определенный буст на сентябрь. Так что, все нормально. При этом, у нас было много ребят с различными повреждениями, и их готовили индивидуально. Ко всем был свой подход.

 Егор Воронков: «Витязь» - мой родной клуб, Подольск – мой город!»

— В этом сезоне «Русские Витязи» переехали в Подольск. И Юрий Иванович многим из них дает шанс. Причем, мне нравится, что он их использует именно исходя из сильных сторон. Т.е. нет такого, что запихнули в четвертое звено и бегай, втыкайся.

— Да, Юрий Иванович в этом плане большой молодец. Он всем дает шанс, у нас постоянная текучка молодых ребят, он пытается найти им роль, раскрыть. Причем, он дает далеко не один шанс. Сейчас это большая редкость. В большинстве команд одного молодого берут, и вот он один и играет в основе.

— У тебя мечта попасть в сборную России и в НХЛ осталась?

— Да, конечно!

 — Прошлым летом ты отвечал на вопросы болельщиков на официальном сайте «Витязя», и мне бросилось в глаза противоречие. На вопрос о кумире в детстве ты ответил – Александр Овечкин, а на вопрос о том, почему стал защитником, сказал – всегда нравилось играть в обороне. Как-то у меня не увязывается в голове Овечкин и защитник (смеюсь)… Из защитников кто нравился в детстве?

— Мне сначала нравились жесткие защитники – Каспарайтис и т.д. А потом я уже больше любил «пакмуверов», игровиков, которые могут вовремя включиться в нападение, классно выйти из своей зоны, при этом в защите хорошо сыграть.

— Ты и сам стараешься так играть, и в обороне тоже, больше за счет катания и игры клюшкой. Но есть интересный факт. Больше всего силовых приемов ты провел в своем первом сезоне в КХЛ, был молод и горяч? Потом вроде их было все меньше и меньше, а в прошлом сезоне вновь такой скачок в силовой игре до цифр первого сезона. Так сложилось или что-то изменил в своей игре?

— Я все свое внимание концентрирую на том, чтобы эффективно отобрать шайбу. Я не обращаю внимания на то, что надо в кого-то воткнуться. Я буду рад это сделать, если будет такая возможность, но искать её искусственно я не буду. Чем отличается хороший игрок? Он пользуется любой ситуацией, чтобы принести пользу. Он не создает ситуацию искусственно. Здесь надо клюшкой сыграть, в другом эпизоде аккуратно отодвинуть соперника от шайбы, ну а если эффективней всего в данной ситуации будет провести мощный силовой, то тогда, да. Поэтому я вообше не думаю о том, что надо постоянно играть в тело. На льду возникает множество ситуаций, в которых ты можешь принять множество решений, главное – выбрать оптимальное в данный момент.

— Да и в целом, это тенденции мирового хоккея. В НХЛ с каждым годом все меньше силовых приемов по статистике.

— Да, так и есть. Скорости выше становятся, уже тяжело правильно подкатиться, все нападающие с отличным катанием. Мы тоже стараемся идти в ногу со временем. Во время предсезонной подготовки нам показывали видео, как защитнику нужно правильно играть клюшкой. В НХЛ некоторые защитники очень классно располагаются, постоянно играют очень близко с нападающим, и даже силовые не надо применять.

— Недавно как раз прочитал слова Сета Джонса. Он сказал: «Защитник, чьей игрой я всегда любовался, был Ник Лидстрем, который крайне редко в кого-то врезался. Но зато был великим мастером с собственной клюшкой. К этому стремлюсь и я. Вместо сокрушительного хита я предпочту выбить у вас шайбу клюшкой и быстро убежать в контратаку. Ведь хитом я и самого себя вывожу из игры. И куда этот хит меня приведет? В нарезку хайлайтов — да, возможно, но вы понимаете, что я имею в виду. Такое уж у меня видение оборонительных действий. Силовому приему я предпочту классное наложение клюшки, потому что хочу оставаться доступным для следующей атаки».

— Попадание в точку! Кстати, вот за кем я ещё в детстве следил – за Лидстремом, а ещё за Робом Блэйком. До сих пор помню, какую он диагональ на Форсберга отдал, когда они вместе за «Колорадо» играли.

 Егор Воронков: «Витязь» - мой родной клуб, Подольск – мой город!»Егор Воронков: «Витязь» - мой родной клуб, Подольск – мой город!»

— К сожалению, сезон складывается плохо. Какие эмоции у хоккеистов в такой период?

— Я часто думаю об этом, о своем городе. Просто никому особенно об этом не говорю. Обидно за наших болельщиков. Ведь есть люди, который действительно поддерживают команду. Без негатива, а именно им интересно привести детей, самим посмотреть игру. Мне обидно за них и наш город, когда вот так все происходит, как в текущем сезоне.

— В завершение разговора пара классических вопросов. Что для тебя «Витязь»?

— Родной клуб, моя команда, мой город, мои болельщики и моя любимая работа.

— Что пожелаешь болельщикам?

— Терпения. Мы будем стараться дарить вам побольше положительных эмоций! Да, не всегда это получается, бывают и поражения, но мы делаем все, чтобы привносить радость в вашу жизнь!

Звягинцев Роман, Podolsk.ru

Фото: ХК «Витязь» / ФХР / Личный архив Егора Воронкова

ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь